Право крайней необходимости (lus necessitatis)

Этим надуманным правом считают правомочие в случае угрозы утраты моей своей жизни отнять жизнь

==144

у другого, который не причинил мне никакого зла. Оказывается на виду, что тут учение о праве противоречит себе; по правде, идет речь тут не о человеке, несправедливо покушающемся на мою жизнь, которого я опережаю, отнимая жизнь у него Право крайней необходимости (lus necessitatis) (ius inculpatae tutelae),— случай, когда предложение быть воздержным (moderamen) относится даже не к праву, а только к этике,— идет речь тут о допустимом насилии против того, кто не употребил никакого насилия против меня.

Ясно, что такое утверждение следует осознавать не как беспристрастное, основанное на том, что мог бы предписать Право крайней необходимости (lus necessitatis) закон, а только как личное, зависящее от того, как отнесется к вопросу трибунал. А конкретно не может быть никакого уголовного закона, карающего гибелью того, кто, подвергаясь при кораблекрушении схожей с другим угрозы для жизни, сталкивает этого другого с доски, на которой он спасся, чтобы таким макаром спасти себя самого Право крайней необходимости (lus necessitatis). Ведь грозящая по закону кара не могла бы быть в данном случае больше, чем кара, состоящая в потере жизни, угрожавшей первому из их. Таковой уголовный закон вообщем не может иметь предполагаемое воздействие, ведь угроза несчастья, которая еще пока неопределенна (угроза погибели по приговору суда), не может перевесить ужас Право крайней необходимости (lus necessitatis) перед совершенно] определенным несчастьем (а конкретно перед боязнью утопнуть). Таким макаром, насильное действие ради самосохранения следует рассматривать не как нечто невиновное (inculpabile), а только как нечто ненаказуемое (impunibile), и эта личная ненаказуемость по какому-то изумительному недоразумению считается учеными правоведами беспристрастной ненаказуемостью (законосообразностью).

Лозунг права последней необходимости говорит: «Нужда не Право крайней необходимости (lus necessitatis) знает закона (nйcessitas non habet legem)»; и все же не может быть таковой нужды, которая сделала бы законосообразным то, что неправо.

Мы лицезреем, что в обоих правовых суждениях (по праву справедливости и праву последней необходимости) двусмысленность (aequivocatio) проистекает от смешения беспристрастных оснований воплощения права с

==145

личными (перед разумом и перед Право крайней необходимости (lus necessitatis) трибуналом), потому что то, что мы с полным основанием считаем себе правом, может не отыскать доказательства у суда, а к тому, что мы сами в отношении себя (an sich) должны рассматривать как неправое, трибунал может проявить снисхождение, так как понятие права в этих 2-ух случаях берется не в одном Право крайней необходимости (lus necessitatis) и том же смысле.

ДЕЛЕНИЕ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ

А

Общее деление правовых обязательств

Это деление можно совершить по Ульпиану11, если придать его формулам смысл, который он навряд ли ясно мог представлять для себя, но который они все же дают возможность из их вывести либо в их вложить. Формулы эти таковы Право крайней необходимости (lus necessitatis): 1. Будь человеком, действующим по праву (honeste vive). Правовая честность (honestas iuridica) состоит в последующем: нужно сохранять в отношениях с другими свое достоинство как человека; этот долг выражен в положении: «Не будь только средством для других, будь для их также и целью». Этот долг будет в предстоящем объяснен нами как обязательность, основанная Право крайней необходимости (lus necessitatis) на праве населения земли в нашем своем лице (lex iusti).

2. Не поступай с кем-либо не по праву (neminem laede), даже если для тебя ради этого нужно будет закончить всякую связь с остальными и избегать всякого общества (lex iuridica).

3. Вступай (если ты не можешь избежать всякой связи Право крайней необходимости (lus necessitatis) с другими) в такое общество с ними, в каком каждому может быть сохранено свое (suum cuique tribue).— Последняя формула, если ее перевести как «воздай каждому свое·», была бы нелепостью; ведь нельзя кому-то дать то, что у него уже есть. Так что если находить в ней смысл, то она должна Право крайней необходимости (lus necessitatis) звучать так: «Займи такое положение, в каком каждому может быть гарантировано свое в отношении хоть какого другого» (lex iustitiae).

Итак, три приведенные традиционные формулы сущность также принципы деления системы правовых обязан-

==146

ностей на внутренние, наружные и те, при помощи которых последние выводятся из принципа первых через подведение.

В Право крайней необходимости (lus necessitatis) Общее деление прав

1. Прав как периодических учений на естественное право, покоящееся на одних только априорных принципах, и положительное (статутарное) право, вытекающее из воли законодателя.

2. Прав как (моральной) возможности обязывать других, т. е. как легитимного основания для их (titulum); основное деление этих прав — это деление на прирожденное и обретенное право: 1-ое — это такое право Право крайней необходимости (lus necessitatis), которое принадлежит каждому от природы независимо от какого бы то ни было правового акта; 2-ое — это право, для которого требуется правовой акт.

Прирожденное мое и твое может быть названо также внутренним (правом] (meum vel tuurn internum), ибо наружное [право] всегда должно быть приобретено.


pravomernost-eticheskoj-ocenki-tvorca-v-polzu-illyuzornogo-mira.html
pravomonarhicheskoe-dvizhenie-nachala-xx-veka-v-povolzhe-ideologicheskoe-oformlenie-i-obshestvenno-politicheskaya-praktika-stranica-3.html
pravonarushenie-i-prestupnost-referat.html