Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава

Долой вашу любовь...

Взамен Маяковский намеренно-эпатирующе сводит любовь к физиологии. Необходимо увидеть, что когда поэт рассуждает о любви даже и поверх этой физиологии, он не подымается выше чувственного накала страстей, выше упрощённой сердечности, хотя и очень насыщенной. Он в любви отыскивает собственного, о духовном даже не подозревая.

Долой ваше искусство Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава...

Взамен как высший смысл искусства предлагается:

Сейчас

нужно

кастетом

кроиться миру в черепе!

Долой ваш строй...

Это понятно. Вся жизнь вокруг кажется противной. Кто повинет? "Строй" (и Бог — не забудем). Тоже не оригинально. Новый же строй тем привлекателен, что может декретом предписать монополию этого "здорового юного грубого искусства" и — кастетом мир перекроить. Здесь Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Маяковский оказался прозорлив.

Долой вашу религию...

На этой ниве Маяковский ещё потрудится усердно. Сама поэма "Скопление в брюках" есть поэма не о любви, но о мятеже человека против Творца, Который, по убеждённости этого человека, так плохо всё устроил на земле. Главное же, гордыня раздражена так, что нет удержу, чтоб Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава не стремиться влезть туда, в центр всего, и усесться там и диктовать свою волю.

Желает кинуть вызов всем и всему, но... Не выходит. Богоборческой мощи Байрона недостаёт. Можно, естественно, кликнуть:

Эй, вы!

Небо!

Снимите шапку!

Я иду!

Забавно и жаль. А ведь мучается человек... Уже очень Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава скоро напишет он, начиная новейшую поэму "Флейта-позвоночник" (1915):

Всё почаще думаю —
не поставить ли лучше
точку пули в своём конце.

Когда начинается осмысление катастрофы поэта, все стараются выглядеть наиблежайшие предпосылки и побуждения, заставившие человека совершить неисправимое. А ведь вся жизнь — путь к тому. Для того мы и всматриваемся в Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава тот путь, чтоб не запамятовать: все эти святотатства и вскипания гордыни не что другое, как далекие шажки на пути к точке пули. И если кто-то сделает таковой же шажок, он должен знать: он начал движение к тому же nihil, к тому же ничто. Это и есть формула итоговой "точки". А Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава что непосредственно: пуля, петля либо просто бессильная пустота души — принципиально ли?

В поэзии Маяковского очень осязаема: его периодически откровенно прорывающаяся тяга к небытию. Опыт Маяковского в этом смысле — неоценимый опыт. Опыт заместо Бога утвердить... даже не себя, но: nihil. Самоутверждение же — борьба с этой тягой к небытию. Что одолеет Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава? В безбожном пространстве всё заблаговременно определено.

А Бога принять ему невмочь. Себя подчинить? Нет, пусть лучше там шапку снимут. Бог — источник для Маяковского мук духовных: об этом "Флейта-позвоночник". Весь мятеж, все святотатства от искания в любви собственного, а оно не даётся. И в муке поэт готов на хоть Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава какое кощунство.

Скоро он пишет поэму "Человек" (1916—1917), которую можно было бы именовать "Человекобог". То, что таилось до этого, неявно обнаруживая себя, сейчас высветилось откровенно: большим персонажем поэмы явился сам создатель. Не лирическим героем (как в катастрофы "Владимир Маяковский"), но действующим лицом. Вот наименования глав поэмы: "Рождество Маяковского", "Жизнь Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Маяковского", "Страсти Маяковского", "Вознесение Маяковского", "Маяковский в небе", "Возвращение Маяковского", "Маяковский векам". Он обожествляет себя.

Но вся жизнь с её мукой — увеличивает неодолимую тягу поэта к небытию:

А сердечко рвётся квыстрелу,

а гортань бредит бритвою.

В несвязный абсурд о демоне

растёт моя тоска.

Идёт за мной,

к воде манит Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава,

ведёт на крыши скат.

Очень откровенно. И здесь не поэтические фантазии, а исповедь. Хоть перед кем-нибудь.

Революция, революция, только революция может победить это, побороть небытие. В революции он желает отыскать бессмертие.

Для него главное революция помогает утверждаться человекобожию. Устанавливается новый знак веры:

Не боязливость воет под шинелью серою,

не клики Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава тех, кому есть нечего;

это народа большущего громовое:

— Верую

величию сердца человечьего!

Но что здесь нового? Обыденный гуманизм, который не раз уже накалывал человеков и не раз ещё околпачит.

И поразительно прозрение Маяковского, подлинное предсказание, когда он заговорил о жертвах революции:

Развевались флаги ало
по России-матушке.
Больше всех попкам Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава попало,
матушке и батюшке.

Нет, это быстрее даже не предсказание: здесь его желание, ненависть к главному противнику. Всех вожделеет поэт вымести, вывезти, убить. Поэзию он ставит на службу революции — совсем.

Творчество Сергея Александровича Есенина(1895—1925) исследовано фактически конкретно. Поэт предстаёт в сознании любителей российской поэзии как светлый парень, воспевший незапятнанным голосом красоту Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава родной земли. О есенинском "половодье эмоций" пишут сочинения ученики старших классов. Эта сторона поэзии его всем известна, а стихи затвержены многими чуть ли не все назубок. Но это не вся её правда. Потому, не оставляя вниманием известное, обратимся более внимательно к иному.

В сопоставлении с судорожным творчеством Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава ранешнего Маяковского поэзия молодого Есенина представляется внутренне умиротворённой и практически гармонической.

Поэт очень скоро обрёл собственный уникальный глас, освоил свой мир, в каком чувствовал себя полностью счастливо.

Ему светло было, "отлично и тепло" в его мире, на родной стороне. Есенин погружён в Русь, он в ней, он готов раствориться в Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава её просторах. Есенинская неповторимость сказалась до этого во взоре на природу. Он глядит на неё не посторонним, пусть и восхищённым взором. Природа для него — та среда, в какой он дышит, без которой нет его бытия. Поэт воспринял мир через приметы крестьянского быта; на их он выстроил свою Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава образную систему. Это было очень не по привычке, и сходу выделило его как поэта. Фактически, так сказалась и основная особенность имажинизма, который Есенин с близкими ему друзьями-поэтами придумал позже, уже после революции. Мысль имажинизма выросла из этой образности.

Есенинская образность имела спрос и поставлялось на потребу читателю? Нет Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава, сначала она, естественно, естественно рождалась, но с течением времени перебежала в некую нарочитость.

Но важнее другой пласт есенинской образности: его изначальное восприятие мира в церковном виде. Вся природа у Есенина становится всеобнимающим храмом. В ней всё молится и кличёт к молитве. В схожих видах отразилось христианское средневековое крестьянское видение, восприятие Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава мира как вселенского Божиего храма, под небесными сводами которого совершается совокупой всех человечьих деяний сакральное общее дело. Литургия. Это чувство в ограниченной фермерской среде сохранялось очень длительно, досуществовав в клочках безотчетных мемуаров до поздних времён. Поэт чутко воспринял то, чем жил окружающий его люд и отразил бесхитростность народной Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава веры.

Вот один из любимейших народных святых — святитель Николай Мирликийский, Никола Угодник, заступник и ассистент страждущим. Как хороший странник прогуливается он по Руси, оделяя всех любовью и лаской ("Микола"). В этом довольно большенном стихотворении поэт правильно передал всю наивность и непосредственность веры обычных людей, с их простодушными и частично бытовыми Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава представлениями о святости и Божией правде.

Приметы и своеобразие народной религиозности отражены в стихотворениях "Молитва мамы", "Богатырский посвист", "По дороге идут богомолки...", "Я странник убогий..." и др. Одно из наисильнейших в этом ряду стихотворений — "Шёл Господь пытать людей в любви...". Сама Русь, Русь церковная, в колокольном гуле стоящая, уже вроде бы Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава пребывает в Царствии Небесном. Есенин воспитывался в вере серьёзно, школьное образование его тоже было нацелено в религиозном духе. Это не могло не отозваться в поэзии.

Сейчас религиозность поэта вызывает споры у биографов, исследователей, истолкователей его творчества. Обожают ссылаться на него самого, писавшего в Автобиографии в 1923 году Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава о ранешних годах: "В Бога веровал не достаточно. В церковь ходить не обожал". Но полностью полагаться на это позже утверждение — означает, признать полным лицемерием его религиозные по духу стихи. А они очень искренни, чтоб быть поддельными. Это он позже всё переосмыслил, готов был отречься от до этого сознанного: "От многих моих Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава религиозных стихов и поэм я бы с наслаждением отказался...". Но то всего только за два месяца до погибели. А за двенадцать лет до того, восемнадцатилетним вступающим в жизнь юношей он писал сердечному другу, Г.А. Панфилову (сначала 1913 года): "Гриша, в текущее время я читаю Евангелие и нахожу сильно много для Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава меня нового... Христос для меня совершенство. Но я не так верую в Него, как другие. Те верят из ужаса, что будет после погибели? А я чисто и свято, как в человека, одарённого светлым мозгом и благородною душою, как эталон в последовании любви к ближнему".

Здесь искренность полная, хотя Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава, естественно, уже приметен пылкий романтизм и упрощённо очеловеченное восприятие Бога.

В поэзии Есенин нередко мыслит очевидно обычными для него библейскими видами, которые он воспринял с юношества. Очевидно, позже это могло быть просто укоренённой привычкой, но укоренялась-то она в детской искренности непременно.

Если это ересь, то он и Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава во всём должен врать. Позже он мог переосмыслить себя, даже оболгать, применяясь к новенькому времени. Отвержение прежнего, когда-то близкого сердечку, — нередко случается.

Как и многие, чуть ли не каждый хоть в малой мере, Есенин испытывал в молодости сомнения. И о том он сам гласил: "Рано посетили меня религиозные сомнения. В Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава детстве у меня были очень резкие переходы: то полоса молитвенная, то необыкновенного озорства, прямо до желания святотатствовать и богохульничать".

Очаровательная мечта о земном рае, жившая давно в народе, соединялась в творчестве Есенина с интеллигентскими хилиастическими рвениями, под соблазн которых он подпал. Но он и за детскую веру свою пробовал Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава удержаться. Это рано привело к раздвоенности его души. Представляется правдою его сопротивление тому, что разъедало в нём веру, отвращало от до этого близкого сердечку.

Город, с его порабощающей цивилизацией, очень сдавил хрупкую душу юного поэта, да ещё в том возврате, когда на волю тянет от старенькых "цепей" к хоть Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава какому разгулу (другими словами к новым цепям — но это позже осознает человек, ну и то не всякий). Есенин был ещё и чуть: сходу ухватил, что пойдет на потребу толпы. Он явился к будущим фанатам как ряженый. Представился мужичком-самородком, наивненьким в собственной одарённости. Так он околпачил многих... И начал Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава подлаживаться, выдавая то, что ждали. Но он был одарен. Даже Сологуб, высмотревший, по свидетельству Г.Иванова, в натуре Есенина "адское самомнение и желание прославиться во что бы то ни стало", рекомендовал есенинские стихи к печати, обнаружив в их "искру". Кажется, таланту без вспомогательных ухищрений тяжело пробиться через Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава всю фальшь, которою всегда закутано искусство. Есенин и пустился трюкачить.

В религиозных стихах его начинает чувствоваться нарочитость и фальшь. Таковы стихотворения "Исус-младенец" (1916), "То не тучи бродят за овином..." (1916), "Не от холода рябинушка дрожит..." (1917) Проигрывание евангельских образов в реалиях крестьянского быта чрезвычайно сусально, слащаво. Все эти липовые напевы "О том Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава, как Богородица, // Накинув голубий плат, // У пасмурной околицы // Скликает в рай телят", — довольно притворны.

Мир ранешнего Есенина, если принимать со стороны, кажется практически ненарушимо гармоническим. Душа поэта существует в изменяющемся, подвижном и оттого влекущем к для себя и нескончаемом мире. Но стоит вглядеться пристальнее, и узреешь, что в этом Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава движении, смене обликов и состояний есть и переход к неживому, уходящему, исчезающему. Это очень отзовётся в позднем творчестве, но становится приметным и в совершенно юных стихах. Возникают 1-ые трещинки в кажущейся целостности мировосприятия, колеблется нравственное всепостоянство. Вдруг оказывается: погибели, смерти нельзя противиться, вроде бы ни была великолепна жизнь. И Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава возникают 1-ые застенчивые мотивы отвержения веры — в разбойной доле.

Здесь у Есенина частично видна подражательность, подлаживание под старенькые шаблоны. Но всё же... Скоро тот же мотив повторяется: в именитом стихотворении "В том краю, где жёлтая крапива..." (1915). Сердечком чист... Другими словами — блажен? И в этом "блаженстве" — бесовская тяга...

А Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава год спустя — уже очень знакомое по поздним стихам:

Утомился я жить в родном краю
В тоске по гречневым просторам,
Покину хижину мою,
Уйду бродягою и вором.

--------------------------------------

И вновь вернусь я в отчий дом,
Чужою радостью утешусь,
В зелёный вечер под окном
На рукаве своём повешусь.

Но это ещё заигрывание с новейшей Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава щекочущей темою, баловство. А вот баловство ли — отвержение родины, чувство собственной чуждости ей?

Не в моего ты Бога веровала,
Наша родина, родина моя!
Ты, как ведьма, дали измеряла,
И был, как пасынок твой я.

Если здесь и игра, то страшная. И предчувствию "паденья рокового", которым заканчивается это стихотворение, написанное Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава в 1916 году, наименее чем через девять лет предстоит реализоваться.

Но пока он желает прозреть обновлённую жизнь — райский град Новый Назарет, в первый раз нареченный в стихотворении "Тучи с ожереба..." (1916), а потом утверждённый в "Певущем кличе" (апрель 1917), восславленный как знак обновляющейся жизни. Надежда на земное обновление и счастье соединяется с Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава евангельским видением мира. Вид грядущего напрашивается как рай на земле. Новый Назарет — одна из доверчивых форм обыденных для той поры хилиастических желаний. И, кажется, искусственно сконструированный образ. Скоро образ Нового Назарета преобразуется в идею Инонии, в стилизацию под народную утопию в кощунственно-богоборческом истолковании.

Мы лицезреем, как начинают мешаться Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава образы, мешаются мысли, близка уже смятенность. В очень соблазнительное время попал Есенин со собственной неокрепшей сердечностью — и оно сломило его.

Ни одна эра снаружи не имела такового обилия эстетических форм и стремлений, как "серебряный век". И какая ещё была так монотонна?

Угнетение, бегство от жизни, магические соблазны, омерзение Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава от правды Божией, доведённое до крайности, тяга к бесовскому началу, помышления о погибели... Всё едино, как ни назови.

Розанов чутко воспринял из самой атмосферы времени и выразил определённее иных то, чем жила в этот "век" русская культурная элита. Слова его кощунственны, но точно выражают то настроение, ту убеждённость Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава, какими была отравлена "серебряная" культура. Создатель написал это уже после катастрофы 1917 года в своём именитом "Апокалипсисе нашего времени" (1918—1919). Для многих и до настоящего времени, в этом сказалось последнее слово земной премудрости: "Так что Иисус Христос уж никак не обучил нас мирозданию; да и сверх этого и приемущественно: "дела плоти Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава" он объявил порочными, а "дела духа" праведными. Я же думаю, что "дела плоти" сущность главное, а "дела духа" — так, одни дискуссии.

"Дела плоти" и сущность космогония, а "дела духа" примерно выдумка.

И Христос, занявшись "делами духа", занялся кое-чем в мире побочным, второстепенным, дробным, личным".

В этих словах очень много Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава обозначена причина всех революций, катастроф, злодеяний, грехопадений вообщем. Соблазнённый человек временами возглашает: собирайте сокровища на земле... И лжёт, что плоть объявлена в христианстве грехом. (Нет, только плоть, отрекшаяся от Духа; и удел таковой плоти — погибель.)

Орет и лжёт соблазнённый человек, а всё прочее есть только очевидное следствие того.


Глава Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава XV

АЛЕКСЕЙ МАКСИМОВИЧ Горьковатый

(1868 - 1936)

Когда Горьковатый ведает о своём детстве, отрочестве, молодости, мы совсем не должны мыслить, что он излагает хронику реальных событий. Автобиографическая трилогия Горьковатого — "Детство" (1913), "В людях" (1916), "Мои институты" (1923) относится к художественной, а не к документальной литературе, и создатель имел право на вымысел. Означает ли произнесенное, что мы Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава тут должны всегда иметь в виду неправду? Нет. Но только необходимо находить в этих повестях, как и вообщем в искусстве, не внешнюю правду событий, а правду видения мира этим определенным человеком.

Лицезреет же он этот мир не очень симпатичным. Из произведений писателя просто вынести тягостное воспоминание о мрачности Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава российской жизни, в какой только искрами вспыхивают проблески рвения к более достойному существованию. Иногда он ощущал себя бессильным перед "заедающими мелочами жизни":

"Я шёл босоногим сердечком по маленькой злости и мерзостям жизни, как по острым гвоздям, по толчёному стеклу".

Правильно ли он обрисовывает виденное им? Правильно, нужно мыслить. Но неуж-то всё Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава так темно и только темно? Почему он лицезреет всё дурным, противным? А поэтому, что так настроено зрение и нет осознания, что необходимо исправлять этот настрой. Так Горьковатый лицезреет мир, но это не означает, что мир такой.

Очевидно, Алёша Пешков в трилогии — не писатель А.М. Горьковатый Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава в детстве и молодости; полного совпадения нет, и учёные-литературоведы произнесут, что нельзя отождествлять лирического героя с самим создателем. Но не все читатели — учёные-литературоведы, потому — отождествляют. Это неверно, но ошибка не велика. Принципиально, что персонаж ли, сам ли создатель, — но они навязывают своё определённое отношение к жизни. Они молвят: вот Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава каковой мир. Но мы должны судить по тому не о мире, а о их внутреннем человеке.

Горькому охото обосновать всем, что жизнь нередко очень омерзительна, и ближние — омерзительны. В подтверждение этой гадости он, к примеру, серьезно повествует об убийстве Цыганка, 1-го из немногих симпатичных персонажей "Юношества". В действительности Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава ничего подобного не вышло. Человек, прошлый макетом Цыганка, жил полностью благополучно, даже был облагодетельствован дедом Кашириным, вещественно поддержавшим его на первых порах самостоятельной жизни. Но Горькому необходимо утвердить собственный тезис о "свинцовых гадостях российской жизни", и он преднамеренно нагнетает темную атмосферу. Для него жизнь омерзительна и тьма уничтожает всякий проблеск света Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава. Отражение ли это правды жизни? Только правды восприятия жизни Горьковатым.

Возникало ли у него желание по-иному посмотреть на мир? Изредка и на короткий срок. Горьковатый пишет:

"Вспоминая эти свинцовые гадости одичавшей российской жизни, я минутками спрашиваю себя: да стоит гласить об этом? И, с обновлённой уверенностью, отвечаю Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава для себя — стоит; ибо это — жизнестойкая, подлая правда, она не издохла и до настоящего времени. Это та правда, которую следует знать до корня, чтоб с корнем же и выдрать её из памяти, из души человека, из всей жизни нашей, тяжкой и зазорной".

Писатель будто бы нарочито стремится нагнетать Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава атмосферу кошмара перед жизнью.

Но никто не спорит, что зло в мире существует.

"Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле" (1Ин. 5,19).

Принципиально, так ли оно всеобъемлюще и самосущностно, это зло, как видится писателю? "От Бога" ли зло? Православный человек знает, что не от Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Бога. Но как лицезреет делему зла Горьковатый?

Итак: как лицезреет делему зла Горьковатый? Другими словами в чём он лицезреет причину зла и как намеревается искоренять его?

Для ответа на этот вопрос не обойтись без уяснения той веры, начала которой воспринял человек в детские годы. И здесь открываются вещи прелюбопытные Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава. Герой "Юношества" живойёт в ощущении двоебожия: в его сознании соединяются хороший Бог бабушки и злой, навязанный дедом. Типичное манихейство.

И равномерно, мы лицезреем, "злой Бог", начинает заполнять место мировидения героя трилогии. Зло вроде бы начинает исходить от дедова Бога. И как дед не лицезреет, не желает, не может созидать "хорошего Бога Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава", так и мальчишка всё более замечает то, что исходит от "злого". Зло становится для Алёши Пешкова онтологичным миру, самосущим "божественным" началом. Ну и "хороший" Бог бабушки тоже не полностью добр. Но главное. Он не всесилен.

Он жалеет, естественно, людей, но ведь жалость, как утверждает горьковский Сатин ("На деньке Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава"), унижает людей. Отрицательное отношение к жалости герой трилогии воспринял в молодости. Ему это вразумительно разъяснил будочник (полицейский) Никифорыч:

— Жалости много в Евангелии, а жалость — вещь вредная. Так я думаю. Жалость просит большенных расходов на ненадобных и вредных даже людей. Богадельни, кутузки, безумные дома. Помогать нужно людям крепким, здоровым, чтобы Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава они напрасно силу не растрачивали. А мы помогаем слабеньким, — слабенького разве сделаешь сильным? От этой канители прочные слабнут, а слабенькие на шейке у их посиживают. Вот чем заняться нужно — этим! Передумать нужно почти все. Нужно осознать — жизнь издавна отвернулась от Евангелия, у неё — собственный ход.

Этот апостасийный Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава прагматизм подтвердил позже один из "учителей" Алексея Пешкова, недоучившийся студент Баженов: "Рассуждая поочередно — нужно признать борьбу благим законом жизни. И здесь ваш полицейский прав: если жизнь — борьба, жалость — неуместна". Алексей и сам был уже склонен к идее борьбы — что только укрепило его на пути безбожия. Не учесть этого, когда мы осмысляем миропонимание Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Горьковатого, нельзя.

Естественно, тут необходимо делать поправку на особенности детского восприятия. Но всё же: "хороший" Бог молодого героя "Юношества" (равно как и "злой"), антропоморфен, это даже не Бог, а просто сверхмогущественный человек, которому жаль всех людей, настолько гнусно живущих, да посодействовать им он бессилен (либо не Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава успевает, как позже уточнил мужчина "праведник" Изот). Вот наказать кого-нибудь — это можно.

Двоебожие героя трилогии, пока он ещё жил религиозными представлениями, вроде бы подтверждалось и укреплялось актуальным опытом.

Не вина, а неудача мальчугана в том, что у него не случилось рядом хорошего мудрейшего наставника в духовных вопросах. Жизнь его и впрямь Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава была нелегка, но схожие происшествия вырабатывают в людях порою очень несхожие нравы и несхожее восприятие мира. Дело не в том, как невольно грешил живший "в людях" отрок и как он сетовал на нелёгкую жизнь свою, а в самом отношении создателя ко всей той жизни, в отношении взрослого человека, наложившемся Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава на все его детские мемуары. На самом деле, трилогия Горьковатого есть рассказ об освобождении человека от веры и рассказ, окрашенный не сожалением, а сочувственным одобрением такового "освобождения".

Увидеть дурное в жизни — не просит особенного таланта. Главное не то, что человек лицезреет зло, а что это рождает в его Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава душе.

Создатель указывает, как равномерно вырабатывается в его лирическом герое настроение своеволия и бунтарства. Мы лицезреем, как бес злости овладевает душою ещё неокрепшего в жизни человека. Все тяготы жизни, которые он так обострённо подмечал вокруг себя и со злобою принимал, сформировывали в нём нрав очень типичный. Недовольство Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава миром и людьми рождало в нём "желание колотить по запятанным башкам поленом". Позже большой персонаж очерка "В.И.Ленин" (1924-1930) будет гласить: "А сейчас ... нужно лупить по головкам, лупить свирепо..." Кажется, создатель не мог ему в том не соболезновать.

Злость и желание колотить по головам — проявление не-терпения. Они — и Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава следствие его, и причина его: ибо пребывают с ним в грешном круге причинно-следственных связей.

"Начиная осознавать, что думы о жизни более тяжелы, чем сама жизнь, я порою чувствовал в душе вспышки ненависти к упорно терпеливым людям, с которыми работал. Меня в особенности возмущала их способность вытерпеть..."

Отвержение терпения, презрение к Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава терпению — один из важных итогов, к которому подвело грядущего писателя его преждевременное соприкосновение со злом, против которого он ощущал себя беззащитным, не догадываясь, что такою защитою может стать конкретно терпение.

"Я был плохо адаптирован к терпению, и если время от времени проявлял эту добродетель скота, дерева, камня Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава — я проявлял её ради самоиспытания, ради того, чтоб знать припас собственных сил, степень стойкости на земле. ...Ибо ничто не уродует человека так жутко, как уродует его терпение, покорность силе наружных критерий".

Святые Отцы терпение, кротость постигали как величавую духовную ценность. Терпение мы, следуя им, должны мыслить в его неотделимости Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава от смирения, вне которого не может быть достигнуто и спасение. Об этом помнит каждый православный. Означает: нетерпение неотделимо от гордыни и ведёт к смерти.

Преподобный Ефрем Сирин учил: "Прогоняющий от себя дух гневливости и раздражения отдалёк от войны и бунта, всегда спокоен духом, весел лицем, здрав мозгом, — и есть обитель Святого Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Духа.

Смиренный, если и обижен, радуется; если и оскорблен, благодарит; яростных укрощает любовью; принимая удары, не мятется; когда с ним ссорятся, спокоен; — когда подчиняют, веселится, не уязвляется гордынею (чужою), в унижениях радуется, наградами не важничает, со всеми мирен, начальству покорен, на всякое дело готов, чужд лукавства, не знает зависти Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава...

Кто нашёл путь долготерпения и беззлобия, тот нашёл путь жизни".

Преподобный Иоанн Лествичник писал: "...ничто так не делает душу бесплодною, как нетерпеливость".

"Кротость, — по словам Лествичника, — есть неподвижное устроение души, когда она в бесчестиях и похвалах пребывает одинаковою".

"Кротость есть признак величавой силы, — как гласит вселенский учитель святитель Иоанн Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Златоуст. — Чтоб быть смиренным, для этого необходимо иметь великодушную, мужественную и очень высшую душу".

Святитель Тихон Задонский охарактеризовывал терпение как покорность воле Божией, как уподобление Христу, как плод любви, как победу над сатаной, как путь к спасению. Он учил крепить терпение молитвой и исповедью, переносить наказание Божие Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава с благодарностью, в терпении брать пример с Христа. Святитель утверждал: "Терпение рождается от веры. ...Настоящее терпение христианское от веры происходит, и без веры быть не может. Понеже плоть наша всегда хощет воле собственной последовать, в приятностях и увеселениях мира этого быть: почему всякой противности ужасается и, когда приключится, смущается и негодует Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава. Но вера, в сердечко живущая, сие ея смущение укрощает и усмиряет, представляя, что все по Божию промыслу бывает; что Бог отправляет наказание не от гнева, но от любви: "егоже бо любит Господь, наказует" (Евр. 12,6); что скоро сему бедствию конец будет; что временной скорби последует удовлетворенность нескончаемая; что нетерпением и негодованием Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава благость Божия оскорбляется, — и тако смущаемое и волнующееся сердечко укрощает и утешает".

Источник, к которому всходит святоотеческая мудрость, есть правда Спасателя:

"Терпением вашим спасайте души ваши''' (Лк. 21,19).

И ещё:

"...претерпевший же до конца спасется" (Мф. 10,22).

В терпении — следование примеру и выполнение заповеди Самого Христа:

"Возьмите иго Мое на себя Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердечком, и отыщите покой душам вашим..." (Мф. 11,29).

Итак, пред нами два суждения. Горьковатый: терпение уродует душу человека. Православие: терпение есть путь жизни, путь к спасению. Где правда?

Здравый смысл неотвязно настаивает на вопросе:

— Неуж-то необходимо вытерпеть всё зло Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава, которое заполняет мир? Мудрость, данная от Бога, учит:

— Необходимо вытерпеть то, что посылается каждому Творцом. А то, что ниспослано Промыслом, не может быть злом в деле спасения.

Святитель Тихон конкретно так объяснял смысл терпения: "Терпение есть добродетель, во всяком страдании возлагающаяся на волю Божию и святый Его Промысл".

Но Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава здравый смысл и религиозная мудрость никогда не сойдутся: рассудок и вера всегда вступают в конфликт. Причина ординарна: здравый смысл действует по аспектам конечного времени, вера познает всё в сопоставилённости с вечностью. Это мы могли увидеть в суждениях святителя Тихона.

Если ничего, не считая малого отрезка времени, нет у Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава человека, то он полностью прав, отвергая, терпение. Прав по собственной логике. Но логика эта грешна. Следуя ей, безизбежно придешь к той мудрости, какую в понимании своей правоты говорит настолько презираемый Горьковатым Уж: "Летай иль ползай, конец известен: все в землю лягут, всё прахом будет..." Если Бога нет, то Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава это конечная мудрость людская, и жизнь не имеет смысла. Если нет вечности и бессмертия человека в ней — всё глупо. Может быть, утешительнее будет не вытерпеть, да ведь и в нетерпении проку не много. Всё прахом будет...

При мнении из вечности (а вера, повторимся, есть конкретно такое мнение) всё временное зло предстаёт очень Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава жалким, а сознавание деяния промыслительной воли помогает и зло принимать как помощь на пути спасения. Это путь праведного многострадального Иова.

Нетерпение исходит из полностью определённого осознания себя в мире: я неплохой, потому я не достоин зла. Заметим, что конкретно по этой схеме ропщет и герой трилогии Православие Истины не ищет: она уже дана ему в Откровении. Эта Истина — Сам Христос Спаситель. 4 глава Горьковатого.


pravootnosheniya-po-razresheniyu-trudovih-sporov.html
pravootnosheniya-roditelej-i-detej-v-rimskom-prave.html
pravopis-osnovn-orfogrami-v-korenyah-prefksah-sufksah-uchebnoe-posobie.html